Генеральный директор АО Катод Владимир Локтионов стал Человеком года в области промышленности

Генеральный директор АО Катод Владимир Локтионов стал Человеком года в области промышленности 28.11.2016


Генеральный директор АО Катод Владимир Локтионов стал Человеком года в области промышленности по версии издания "Деловой квартал". Руководитель компании рассказал ДК, как развивалось одно из самых известных в Новосибирске производств с почти 60-летней историей. 

Проблемой перестройки, по рассказам многих бизнесменов, было наличие товара, но отсутствие денег, а проблемой 2000-х стало наличие денег, но отсутствие условий для работы: конкуренция, проверки, санкции. Завод «Катод» в полной мере ощутил на себе сложности и того, и другого периода.  

История «Катода» значительно отличается от пути других предприятий. Отделившись в 1990-е годы, акционерное общество начало становление с нуля. Полуразрушенные цеха, дефицит кадров и нехватка технического оснащения – эти проблемы пришлось оперативно решать, одновременно выстраивая бизнес-политику компании. Генеральный директор АО «Катод» Владимир Локтионов рассказал ДК, как развивалось одно из самых известных в Новосибирске производств с почти 60-летней историей.  

С какими проблемами вы столкнулись в тяжелый для всех промышленных предприятий постперестроечный период? 

– АО «Катод» возникло как опытно-конструкторское бюро (ОКБ). В начале 90-х наступил кризис, и ОКБ осталось один на один с внешней средой, без заказов и без денег, в нашем распоряжении было только старое здание и доски для черчения. Все нужно было начинать с нуля. Главная задача, которая тогда была поставлена, – всеми силами сохранить коллектив. Средств для этого было крайнемало, и эту задачу нужно было выполнить, по сути, только с помощью убеждения сотрудников в том, что в будущем компанию обязательно ждет успех. Конечно, многие не верили, уходили. Неизвестно, как бы сложилась судьба предприятия, но в тот момент нам повезло – «Катод» принял участие в уникальном проекте РАН. Суть проекта – создание на Байкале подводного детектора для регистрации нейтрино, пришедших из других галактик (нейтрино – электромагнитная волна особого типа, элементарная частица, которая очень похожа на электрон, но не имеет электрического заряда, другими словами – неуловимая частица). Это исследование должно помочь науке пролить свет на природу загадочной темной материи и происхождение Вселенной. «Катоду» предстояло разработать и изготовить электронно-оптические преобразователи диаметром 350 мм. Они обеспечивают функционирование уникальной нейтринной обсерватории. Данные изделия не смогли сделать ни Hamamatsu, ни Philips. АО «Катод», еще не имея производственных мощностей, изготовило 400 шт. таких преобразователей, и они до сих пор работают в глубине озера Байкал. Благодаря этому контракту «Катод» получил крайне необходимую на тот момент финансовую поддержку – стартовый капитал, на базе которого была разработана технология производства электронно-оптических преобразователей (ЭОП). Еще важный момент: когда мы уже сделали первый работающий ЭОП нового поколения и показывали его в Кремле, никто не поверил, что он может работать, считали, что сибиряки не могут выполнить эту задачу. Однако наш ЭОП работал, и нам выделили небольшое госфинансирование, которое также помогло в дальнейшей работе. Сегодня АО «Катод» — уникальное в России и третье в мире предприятие, располагающее технологией крупносерийного производства ЭОП третьего (новейшего) поколения. Поясню, что ЭОП – главный элемент в приборах ночного видения как гражданского, так и военного назначения. Именно ЭОП определяет возможности в решении многих задач в ночных условиях. 

Какой из кризисных периодов вы ощутили на себе сильнее всего? Почему? 

– Конечно, главный кризис в компании был в самом начале становления предприятия. Следующий кризисный период настал, когда получилось, что все, что мы разрабатывали и производили, оказалось не нужно нашей стране. До определенного времени закупки на внутреннем рынке, для чего мы собственно и работали, были минимальными. Никто на нас не обращал внимания, это было начало 2000-х. Госзаказ тогда составлял только около 10%. Было обидно, конечно. Потом, когда правительство озаботилось обеспечением вооруженных сил техникой ночного видения, «Катод» оказался подготовленным к этим задачам. Сложилось так, что мы предвосхитили такое развитие событий. И если бы «Катод» не был к этому готов на тот момент, то сейчас наша армия была бы либо слепа, либо пришлось бы закупать эту технику за огромные деньги заграницей. 

Для дальнейшего развития предприятия возникла необходимость инвестирования, с какими сложностями столкнулись? 

– Да, сложность в нахождении инвестиционных средств на этапе становления компании была. Однажды даже пришлось брать кредит под сумасшедшие проценты, но с тех пор мы ни разу не прибегали к заемным средствам. Главная инвестиция компании – это наши мозги, поэтому нам удалось сделать условно за сто рублей то, на что можно было потратить миллионы. Второе, что позволяет нам развиваться, – вкладывать практически все заработки в развитие предприятия. Главный рецепт успешного развития наукоемкого предприятия весьма прост: необходимо не менее 40% дохода тратить на внутренние НИОКР. Не надо быть жадными. Мы оставляем всю прибыль на предприятии и получаем удовольствие от того, что развиваемся. Решение не новое, но следуют ему далеко не все.  

В 2016 г. вы открыли новый корпус по производству приборов ночного видения и вложили в том числе собственные средства. А каково было соотношение собственных и заемных средств, была ли господдержка? Какие сроки окупаемости вы поставили и как сейчас можете оценить перспективы?  

– Собственные средства – 500 млн руб., местные власти оказали поддержку в виде налоговых льгот в размере 34 млн руб. Заемных средств не было. Сроки окупаемости мы оценили в 5 лет, пока что укладываемся в намеченный план.  

Есть ли уже предварительные итоги работы предприятия после запуска нового корпуса, как изменились показатели производства? 

– Произошло значительное увеличение мощности производства и улучшение качества выпускаемой продукции. Прирост по количеству производимых изделий планируется на уровне 30%, уже в этом году мы почти достигли этого показателя. 

В ближайшие несколько лет «Катод» планирует занять около 20% мирового рынка ЭОП 3+ поколения. Как, по вашему мнению, сегодня чувствует себя региональный рынок оборонной промышленности: какая поддержка идет от государства, какие существуют сложности с госзаказами? Актуален ли для вашего рынка вопрос недобросовестной конкуренции? 

– Не могу сказать, что на рынке присутствует недобросовестная конкуренция. Основная проблема российской промышленности – это коррупция. В нашей стране для того, чтобы развивался реальный сектор экономики, нужно этому хотя бы просто не мешать. Пока что мы наблюдаем обратную ситуацию. Компании самого разного уровня мучают бесконечными проверками со стороны контролирующих структур. Ключевые специалисты зачастую занимаются не своими прямыми обязанностями, а подготовкой документов по итогам той или иной проверки. Также предприятия оборонного сектора, конечно, должны быть обеспечены заказами, в первую очередь со стороны государства. И еще — хочется, чтобы была возможность сотрудничать с фирмами других стран, сейчас это осложнено санкциями, в том числе против нашего предприятия.

Возврат к списку